Огород

Растим томаты на камнях. Как бороться с фитофторой?

Растим томаты на камнях. Как бороться с фитофторой? Фото Михаила Воробьёва

В конце сезона у многих огородников томаты начинают болеть фитофторой по причине избыточной влажности в теплице. Использование камня, тротуарной плитки или кирпичей предотвращает её возникновение.

Сквозь кирпич

Любая садово‑огородная технология начинается с наблюдения и последующего анализа результатов. Например, многие видели, как в расщелинах скал или в неплотной кирпичной кладке поселяются всевозможные травянистые растения и даже деревья. Более того, проблема растительности в стыках тротуарной плитки волнует садоводов‑перфекционистов, которые стараются удалить её оттуда всеми возможными способами. Ушлые блогеры сняли даже видеоролик о выращивании овощей на... брусчатке. Семена они помещали в промежутки между камнями, и через некоторое время над мостовой зеленели кочаны капусты и стебли кукурузы. Скорее всего, видео было постановочным, ведь и брусчатку, и тротуарную плитку кладут либо на бетонное основание, либо на слой бесплодной песчано-гравийной смеси. Однако факт остаётся фактом — корни растений могут жить в достаточно суровых условиях, далёких от комфорта заботливо вскопанной и удобренной грядки.

Городской томат не болеет фитофторой. Фото Михаила Воробьёва

Без фитофторы

Несколько лет назад в Санкт-Петербурге томат умудрился вырасти в расщелине между вертикальными плитами набережной Фонтанки. А в Москве помидор вырос в трещине асфальта почти в самом центре мегаполиса. Само по себе это не такое уж чудо, однако московское фото было сделано в середине сентября. Удивительно, что на листьях растения не было ни одного пятнышка фитофторы, которая начинает свирепствовать в подмосковных садах уже с середины августа. Более того, этот живучий томат погиб только после заморозков в начале октября, но без каких-либо признаков заболевания.

Тепло и сухо

Естественно, такой необычный экземпляр было крайне необходимо размножить — не исключено, что это была случайная мутация устойчивости к фитофторе. Для этого были взяты несколько черенков, нарезанных из пасынков. То есть потомство было генетически идентично необычному «асфальтовому томату». Всю зиму рассада росла при дополнительном освещении и к весне достигла значительных размеров. В апреле длинные побеги были разрезаны на фрагменты, укоренены и после доращивания высажены в сад, в теплицу и в открытый грунт. Со временем стало возможным определить сорт растения — это был высокорослый томат сорта ’Финик’. Однако наступил август, и опытные, предположительно «фитофтороустойчивые», растения, так же как и все прочие, покрылись пятнами фитофторы. Увы, дело оказалось не в генетической предрасположенности. Но почему же коварное заболевание обходило стороной то растение, которое выросло в расщелине асфальта? Ответ напрашивался сам собой: микроклимат «каменных джунглей» мегаполиса препятствовал развитию фитофтороза. Возможно, этот же факт обнаруживали те садоводы, кто выращивал томаты на балконе или в доме, — грибковыми заболеваниями они поражаются редко.

Можно предположить, что в данном случае сплошное асфальтовое покрытие, с одной стороны, было всё время сухим (а спорам грибов, как известно, для размножения нужна влага), с другой — асфальт хорошо нагревался за день, а ночью излучал тепло. Иными словами, растение постоянно находилось в сухой и достаточно тёплой атмосфере. Вероятно, именно это и препятствовало поражению фитофторозом.

Альпийская грядка из кирпичей и плитки. Фото Михаила Воробьёва

Для высокогорных

Но можно ли создать похожие условия в саду? Выращивать томаты, как интернет-блогеры, на брусчатке или закатать грядки в асфальт? Это, конечно, излишне радикальные меры. Тогда почему бы не взять за основу грядки, на которых в ботанических садах выращивали высокогорные растения? Им для нормального роста необходима имитация природных условий — соседство с крупными камнями. Это уже позже дизайнеры придали таким посадкам форму клумбы и стали называть их альпийскими горками. Учитывая этот опыт, была сделана своеобразная «альпийская грядка» — растения высаживались обычным способом, после чего всё пространство между ними заполнялось тротуарной плиткой, кирпичами или обычными валунами, по возможности без промежутков.

Не исключено, что лето нынешнего года было особенно благоприятным для выращивания томатов (сухая и жаркая погода стояла на протяжении всего сезона), но, как бы там ни было, поражения фитофторозом на «альпийской грядке» не наблюдалось до конца августа. Было замечено, что после полива камни быстро высыхали, поэтому листья и плоды не касались влажной поверхности — потенциального источника болезнетворных грибов, поэтому удалять нижние листья или беспокоиться о плодах не было необходимости. Далее, при таком способе мульчирования почва во время полива не размывалась. Под камнями она долго не высыхала. С сорняками тоже проблем не было — лишь редкие травинки пробивались сквозь кладку. Кроме всего прочего, солнечные лучи не могли сильно нагреть верхний слой земли, где находится основная масса корней. Камни служили своеобразными тепловыми аккумуляторами — днём нагревались, а ночью отдавали тепло.

Именно последнее качество отличает мульчирование камнями от соломенного мульчирования. Солома также препятствует росту сорняков, предохраняет верхний слой почвы от перегревания, быстро высыхает после полива, но, увы, аккумулировать тепло она не может.

Какой же можно сделать вывод на основе трёх лет наблюдений? Мульчирование камнями, тротуарной плиткой, кирпичами и подобными материалами изменяет микроклимат посадок в лучшую сторону, защищает почву от размывания во время полива, помогает удерживать влагу, препятствует развитию сорняков. Кроме того, в отличие от других разновидностей мульчи камни или плитка будут служить неограниченно долгое время.

Папоротник, выросший на кирпичной стене. Фото Михаила Воробьёва

Интересно

Остров Валаам (находится севернее Санкт-Петербурга) — сплошной скальный монолит, покрытый тонким слоем плодородной почвы. В XIX в. монахи выращивали на острове плодовые и овощные культуры. Скалы выступали в роли тепловых аккумуляторов, благодаря чему условия для садоводства были более благоприятными, чем в материковом Петербурге.

Материалы по теме